Война с бездействием: как заставить соцсети модерировать контент

Интернет за последние десятилетия превратился не просто в виртуальное дополнение к реальности, а в полноценный мир со своими государствами между государств – транснациональными интернет-площадками, живущими по своим правилам. Мириться с подобной ситуацией власти по всему миру больше не намерены – раз IT-компании не могут справиться с саморегулированием сами, значит, требуется создать некие правила, которые помогут им исполнить взятые на себя обязательства по модерации контента.

Глобальная битва

Президент США Дональд Трамп в четверг, 28 мая, подписал исполнительный указ о регулировании деятельности социальных сетей в стране. По словам главы государства, необходимость в этом документе возникла, так как до его подписания соцсети «могли делать все, что захочется». Следить за тем, чтобы интернет-площадки соблюдали запрет на участие «в каких-либо действиях, вводящих в заблуждение или наносящих вред торговле» предстоит Федеральной комиссии по торговле.

«Я подписал исполнительный указ по защите свободы слова, прав граждан США. Социальные сети, как Twitter, имели беспрецедентную защиту от ответственности, основываясь на теории о том, что они являются нейтральной платформой. Но это не так. Исполнительный указ призван [установить] новое регулирование на основе раздела 230 закона [об этике в сфере] коммуникаций. Социальные сети, замешанные в цензуре или политических действиях, больше не будут обладать защитой от ответственности, это большое решение», — заявил американский лидер.

В последние годы попытки государства установить правила для саморегулирования платформ, работающих в интернете, превратились в глобальный тренд. Достаточно вспомнить о том, что в середине мая во Франции был принят в окончательном чтении закон по борьбе с распространением фейков. Согласно новым правилам, онлайн-платформы обязаны удалить или сделать недоступным неправомерный контент в течение суток после поступления информации о нем. В отношении террористического контента и детской порнографии период реагирования сокращается до 1 часа. Штрафы за несоблюдение этих требований подскочили втрое: с 37 500 евро до 112 500 евро.

«Практически все государства на сегодняшний день озаботились вопросом регулирования платформ, на которых размещается пользовательский контент. Об этом свидетельствуют и последняя реформа, которая была проведена во Франции, и другие законодательные акты Евросоюза, которые были приняты начиная с 2017 года», — говорит председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики МО Ассоциации юристов России (АЮР) Александр Журавлев.

Наличие глобального тренда в попытках упорядочить саморегулирование в Сети отмечает и глава Лиги безопасного Интернета Екатерина Мизулина. По ее словам, государства далеко не вчера стали задумываться о том, что такое интернет-площадки и какими возможностями они обладают.

«Интернет-гиганты, транснациональные корпорации, по сути, становятся своего рода государствами между государствами. Те возможности, мощности и ресурсы, которые у них есть, позволяют им и диктовать свои условия, и свои правила игры, и абсолютно не реагировать на те запросы, которые поступают со стороны различного рода властей», — подчеркивает директор ЛБИ.

Первым прецедентом большого характера был случай с Китаем — еще в 2009 году китайские власти обвинили Google в провокациях политического характера и распространении недостоверной информации, рассказывает Мизулина. Ресурсы компании, в том числе YouTube, были заблокированы на территории Китая, и Пекин подвергся колоссальной атаке со стороны США и ряда других стран, которые обвиняли его в цензуре. «Сейчас мы видим, что сами Соединенные Штаты в лице их президента оказались в аналогичной ситуации. Будем внимательно следить за тем, как они будут из нее выпутываться», — говорит эксперт.

Границы дозволенного

Власти самых разных государств по всему миру пришли к выводу – полагаться только на благоразумие и чистые намерения администраций социальных сетей нельзя. Необходимо установить границы, которые будут соблюдать и интернет-площадки, и пользователи, и только таким образом в естественном хаосе Всемирной паутины удастся поддерживать какой-то порядок.

«Задача состоит в том, чтобы написать унифицированные правила, которые бы позволяли пользователю и площадке взаимодействовать таким образом, чтобы ничьи права не были нарушены. Кроме того, эти правила должны создавать препятствия для распространения fake news, deep fake, а также иных заведомо недостоверных сведений и информации. При унификации соответствующих правил площадки должны будут использовать более точные алгоритмы, чтобы не допускать таких вещей, как произошло у Facebook в истории со Знаменем Победы. А пользователи будут иметь понятные правила игры, которые будут соблюдать», — рассказывает Александр Журавлев.

Опять же, если одна из сторон посчитает, что ее права нарушены, — например, если пользователь посчитает, что площадка злоупотребляет своими правами и не придерживается соответствующих норм, то он всегда будет вправе обратиться к регулятору (Роскомнадзору) либо в суд с требованием о защите своих прав.

До этого момента практически все судебные процессы, которые инициировали пользователи, связанные с блокировкой аккаунта или необоснованной блокировкой контента, в основном разрешались в пользу соцсетей — за счет тех правил, которые писали социальные сети, поясняет Журавлев. Если говорить о юридическом механизме, то, когда вы соглашаетесь стать пользователем площадки, вы принимаете ее правила (оферту). Дальше вы должны соблюдать те правила, которые установила площадка.

Есть и другая сторона вопроса – например, связанная с не всегда достоверными отзывами о товарах, услугах или работах, размещенных на торгующих ими интернет-площадках. Если потребитель купил товар, ориентируясь на отзыв о его характеристиках, а они оказались фейковыми, то потребителя ввели в заблуждение. «Если говорить про судебную защиту таких пользователей, то она существенно осложнена, потому что площадки во многом пишут правила, удобные для них. Плюс площадки, как правило, не раскрывают информацию о других пользователях, чтобы можно было достоверно убедиться в их реальности. При унифицированных правилах, защита прав потребителя была бы облегчена», — поясняет Александр Журавлев.

По словам эксперта, необходимо реформирование законодательства в части принятия модели по саморегулированию. Принцип модели прост и понятен – государство, посоветовавшись с отраслью, издает определенный набор общих правил, которых должны придерживаться все площадки и пользователи. После этого принимается соответствующее законодательство, пользователи и площадки знакомятся с ним, и работают уже по новым правилам.

«Если вдруг пользователь или площадка нарушают эти правила, то на первой стадии они самостоятельно урегулируют между собой вопросы, связанные с контентом, а на второй стадии, если одна из сторон не удовлетворена, то эта сторона может обратиться в суд либо пойти к регулятору за защитой своих прав. Если регулятор или суд устанавливают факт нарушения этих правил, то в этом случае пользователь или площадка могут быть привлечены к административной ответственности. Но, опять же, при первом правонарушении мы рекомендовали ограничиваться предупреждением. Здесь конечно все будет зависеть от обстоятельств, при которых был распространен неправомерный контент, а также его последствий», — отмечает Журавлев.


Работа над ошибками

Директор Лиги безопасного Интернета Екатерина Мизулина считает, что прежде, чем государство вмешается в разработку норм фактчекинга интернет-площадками, нужно заставить их реагировать на поступающие жалобы.

«Дело в том, что, к сожалению, сейчас даже этого не происходит — они реагируют очень выборочно. Это заставляет задуматься о существовании каких-то двойных стандартов со стороны площадок, потому что какую-то неугодную информацию они блокируют очень легко: например, Facebook запрещает распространение слов «укроп» или «велосипедик». Но при этом они же сами не хотят блокировать деструктивную информацию, например, о продаже наркотических средств и употреблении наркотиков. Таких сообществ очень много и в российском сегменте соцсетей они в последнее время активно растут», — сетует она.

По ее словам, на территории России крупные соцсети при желании реагируют на запросы правоохранительных органов и органов исполнительной власти, а также на жалобы пользователей, но когда этого желания нет, они делают вид, что запросов и жалоб просто не существует. «Получается странная ситуация, при которой эти компании работают в России, получают достаточно большие деньги, продавая рекламу и иные услуги, при этом не являются налоговыми резидентами на территории РФ, не имеют здесь юридических лиц, не реагируют на жалобы и обращения, при этом еще и блокируют этих же пользователей», — поясняет свою позицию директор ЛБИ.

В Лиге безопасного Интернета считают, что нужно в законодательном порядке внести дополнительные обязанности для социальных сетей и мессенджеров по пресечению распространения недостоверной и деструктивной информации. Они должны самостоятельно выявлять такую информацию либо в оперативном порядке реагировать на поступающие жалобы и блокировать такой контент. «Лучше них на данный момент никто не разбирается в их ресурсах, никто не знает, кто большей частью консолидируется эта информация. В случае, если они не будут этого делать, интернет-площадки будут привлекаться к административной ответственности и получать крупные штрафы», — говорит Екатерина Мизулина.

ЛБИ начала продвигать эту инициативу еще в 2018 году, и в настоящее время она находится в Совете Федерации на рассмотрении рабочей группы под руководством Лилии Гумеровой. Предлагаемая нами модель большей частью основана на германском опыте – сейчас похожую систему ввела и Франция. В Германии существует жесткая система контроля базы данных операторов, ресурсы сами контролируют и сами выдают нарушителей, существуют достаточно короткие сроки для блокировки и удаления информации, и если подобная самоцензура не осуществляется, то они получают достаточно крупные штрафы — до 50 млн евро.

«Мы считаем, что не нужно перекладывать всю ответственность на пользователя, ведь все же он приходит на эту площадку не просто так: он понимает, что это популярный ресурс, и публикация получит какой-то охват. Если так и происходит, то кто в этом виноват: сам пользователь, или все же вместе с ним должны нести ответственность и социальные сети? А если эта публикация повлекла ущерб здоровью граждан? Ведь зачастую человек не виноват в том, что контент набрал такое количество просмотров», — отмечает эксперт.

Со стороны пользователей ЛБИ, напротив, видит положительную тенденцию – существенно повысился самоконтроль, люди уже не хотят пересылать фейки и стараются проверять информацию. «То есть здесь уже пошел сознательный, хороший процесс, и это как раз результат действия того закона, который был принят и вступил в силу с начала апреля. Социальные сети и мессенджеры, напротив, достаточно пассивно реагируют – из всех фейков, которые мы выявили, они удалили порядка 12%, а YouTube вообще практически не реагирует на наши жалобы, хотя мы подаем сотни жалоб на каждую публикацию ежедневно», — резюмирует Екатерина Мизулина.

Антон Тимофеев

Опубликовал: Александр Абрамов (info@ict-online.ru)

Рубрики: Регулирование, Web

Ключевые слова: регулирование, социальные сети