Глава Минцифры Максут Шадаев – о становлении национальной цифровой среды

Максут Шадаев, министр цифрового развития, связи и массовой коммуникации, рассказал в рамках форума TAdviser SummIT, какими он видит перспективные направления развития в российской ИТ-отрасли и способы преодоления новых вызовов . Были освещены вопросы последствий санкций, эмиграции ИТ-специалистов, экспорта отечественного софта, создания консорциумов, а также смещения внимания Правительства на потребности бизнеса. В этом материале мы приводим прямую речь главы Минцифры.

На российском ИТ-рынке сегодня всё происходит достаточно стремительно, условия и правила меняются на ходу, мы попали в так называемый «идеальный шторм». Делать прогнозы сложно, могу только сказать про несколько тенденций, которые я вижу.

Спрос на российские разработки и локализацию

Первая тенденция: если раньше крупные корпоративные заказчики делали ставку на зарубежные решения – это было частью их политики, обеспечения конкурентоспособности, – то теперь они стали выбирать отечественные продукты. Стало видно, что крупные компании проводят большое количество встреч с российскими разработчиками, что многие интеграторы заняты переводом их инфраструктуры на российские технологии. Мы давно старались поддерживать это с помощью финансовых стимулов, директивных ограничений зарубежных решений в пользу российских, но текущая ситуация фактически повернула заказчиков лицом к отечественному ИТ-рынку, к тем компаниям, которые делают эти продукты. Острый дефицит у крупных ИТ-заказчиков порождает спрос на российские разработки – это одна из самых важных тенденций.

Вторая тенденция связана с прекращением работы зарубежных поставщиков оборудования. Достаточно большое количество заявок поступает на развитие производств, серверного оборудования, телеком-оборудования. Дефицит вычислительного оборудования есть, и многие заказчики уже его ощущают. Понятно, что если исторически традиционно крупные вендоры отгружали необходимое железо в течение двух-трех месяцев, то в связи с тем, что они прекратили свою работу, дефицит не мог не возникнуть. Но российские производители решают эту проблему, и я вижу, как это процесс происходит, практически онлайн.

В моем понимании, рынок будет меняться в отношении поставок комплектующих. Очевидно, что завозить готовые изделия будет сложнее, логистика будет тяжелой – значит, их стоимость будет выше. Завозить комплектующие будет возможно, пусть и по не очень простой логистической схеме. Но с повышением уровня локализации сборка оборудования может осуществляться здесь. У нас большая очередь из компаний, которые готовы инвестировать в производство, сборку, имеют четкое понимание по привозу комплектующих и просят поддержать их. Они даже станки готовы закупить. Центры сборки и производство конечного оборудования будут перемещаться внутрь страны.

Третья тенденция: мы видим большой спрос на облачные сервисы. Пока идет перестройка логистики, многие заказчики интересуются облаками. Даже многие ведомства из тех, кто раньше не рассматривал для себя возможность использования Гособлака, начали задумываться об этом и открывать их для себя. В целом это снова вопрос эффективности использования оборудования, актуальная сейчас тема. Например, операторы связи начали договариваться о внутрисетевом роуминге, чтобы каждому оператору не устанавливать в одной и той же локации собственную базовую станцию, а совместно использовать ресурсы.

О зависимости от Азии

Все производители используют азиатский канал поставки комплектующих – здесь мы никуда не денемся, пока не заработают программы развития собственного производства микроэлектроники, радиоэлектроники. С софтом я таких прецедентов не знаю и не вижу рисков перехода на азиатский софт. По комплектующим риски есть, и с готовым оборудованием кажется, в целом пока будут сложности. Наиболее вероятным будет завоз комплектующих и сборка здесь.

О поддержке экспорта

Я вижу три основных региона для экспорта: Юго-Восточная Азия, Ближний Восток, Латинская Америка. Действительно, многие ищут пути снижения зависимости от американских, европейских решений. Поэтому я вижу серьезный интерес, многие российские компании получают дополнительные запросы, проводят презентации. Это хорошо, так как российский рынок сам по себе не очень большой. Чтобы делать конкурентоспособные решения, нужно существовать в международном масштабе, когда есть крупные страны-заказчики. Частные программы экспорта будут запускаться в третьем-четвертом квартале (2022 года – прим. ред.). Пока что мы делаем осторожные шаги в этом направлении, пытаемся определить системные меры поддержки.

 

Максут Шадаев на форуме TAdviser SummIT 2022

Максут Шадаев на форуме TAdviser SummIT 2022

 

«Новая национальная среда» и консорциумы

Сейчас Правительство по указу Президента завершает формирование новой национальной среды: налоговые льготы, отсрочка от армии, льготная ипотека для ИТ-специалистов, отложенные проверки – всё это позволяет нам её создать. Но без вовлечения реального бизнеса – не только государственного сектора, но и частного бизнеса, – невозможно создать реальный спрос и задействовать освобождающиеся кадровые ресурсы. Главная задача – чтобы бизнес активно участвовал в развитии российских технологий. Это можно сделать только через включение их в процессы принятия решений, через коллаборацию.

Наша позиция следующая: у Минцифры большой объем механизмов финансовой поддержки. Мы даем гранты, начиная с самых маленьких компаний – на MVP (Minimum Viable Product, минимально жизнеспособный продукт – прим. ред.), прототипы, вывод решения на рынок, пилотное внедрение и даже экспорт. Сейчас будем активно поддерживать экспорт в страны Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока. Во все эти меры поддержки должны быть встроены заказчики. Нам нужно ответить на вопрос, как встроить бизнес в процессы принятия решений, какую господдержку и какие ИТ-компании должны получить.

Часть госкомпаний всегда с нами, они работают директивно, в данном случае они свою миссию уже выполняют и будут выполнять. Но очевидно, что сами по себе они не смогут отстроить весь процесс. Нам нужны металлурги, машиностроители, ритейл, банки, то есть все то, что у нас нацелено на цифровую трансформацию.

Это механизм консорциума. Очень простая схема: бизнес должен открыть для нас свои потребности, мы должны собрать воронку предложений, после чего бизнес может заключить долгосрочный контракт на производство и внедрение того или иного решения. И дальше на выбор: мы можем софинансировать разработку и внедрение этого решения бизнесу, можем давать под юридически значимый контракт большие гранты – до шести млрд рублей на софинансирование новых разработок. Но без бизнеса этот процесс не имеет смысла.

Последовательность будет такая: отраслевые компании формируют потребность, мы ее публикуем, после этого собираем предложения, от идей до конкретных внедрений зрелых решений. Потом будут питчинги, когда мы общаемся с компаниями-заказчиками и компаниями-разработчиками. И по каждому из тех предложений, которые поступили, мы будем вместе с отраслевыми заказчиками рассматривать, в какой форме мы должны поддержать тот или иной проект. Это будет происходить публично.

И мы должны будем до конца октября по всем десяти отраслям пройти всю цепочку, и дальше проходить ее раз в полгода, то есть это не разовое мероприятие. Задача Минцифры – посадить с одной стороны всех крупных заказчиков, а с другой стороны все ИТ-компании, которым есть, что предложить. И дальше мы модерируем процесс так, чтобы ни одно здравое предложение не осталось не рассмотренным и мы определили ту форму поддержки, которую по решению отраслевых заказчиков будет предоставлять Минцифры. Это будет прямой доступ к заказчику при нашей организации. Отдельно будет публиковаться таймлайн по работе по отраслям.

ИТ-кадры: многие предпочитают остаться

Согласно статистике Руссофт, по итогам первого полугодия 2022 года из России планировали уехать около 40 000 ИТ-специалистов. Исследование проанализировало данные опроса 162 компаний. Эксперты предсказывают до 50% возвращений в течение 2022 года. Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) располагает сведениями о 50-70 тыс. покинувших страну ИТ-специалистов в марте, а также 70-100 тыс. – в апреле 2022 года.

Я встречался с руководством нескольких R&D центров, и для меня было удивительно их желание продолжать работу в России. Все говорят об одном: да, какая-то часть специалистов уезжает, но это небольшая часть. Амбициозным проектам очень интересно оставаться в России, так как раньше зачастую крупные компании делили задачи между разными R&D центрами, и сегодня многие хотят сделать что-то цельное, под ключ. За сотрудниками R&D центров развернулась сейчас настоящая охота, это тот наиболее ценный актив, за который борются многие крупные игроки, производители, крупные владельцы экосистем. И борьба пока идет в нашу пользу, многие предпочитают остаться в России, попробовать работать в новой парадигме.

В силу того, что ИТ больше интегрированы в международные цепочки, проекты, – степень тревожности сотрудников здесь в среднем выше, чем в других отраслях экономики. Также надо понимать, что они суперликвидны, имеют больше вероятности найти работу в других странах. Многие переживают, что их работа не будет интересной, так как, например, Nvidia не будет нам поставлять свои новейшие разработки, чтобы делать пилотные проекты по искусственному интеллекту. Многие смотрят на Запад, чтобы не перестать развиваться в условиях искусственного дефицита. Кроме того, многие изначально были готовы работать за границей.

Но то, что я вижу, – та интересная работа, которая есть внутри страны, многих побуждает оставаться, включаться в амбициозные процессы. ИТ-специалисты испытывают определенную ответственность за страну, может, даже повышенную, так как от них во многом зависит будущее. Кто-то уезжает, но многие решают остаться и решать задачи в условиях новых открывшихся ниш. Эту ситуацию я вижу достаточно благополучно складывающейся.

О потребности в ИТ-кадрах

Изначально было так, что многие крупные компании просто заморозили дополнительный найм в непонятной ситуации, а сейчас многие восстанавливают набор, и в течение 2-3 месяцев ситуация восстановится. Необходимость в разработке нового большого количества решений, в реализации новых проектов – потребует большого количества ИТ-команд, открыты, набора большого количества людей.

 

Максут Шадаев, министр цифрового развития, связи и массовой коммуникации РФ

Максут Шадаев, министр цифрового развития, связи и массовой коммуникации РФ

 

О российских специалистах по зарубежному оборудованию

Я считаю, что это лучшая международная практика. Кроме того, инфраструктура, построенная на этом оборудовании, остается, она все равно требует обслуживания. Очевидно, что в течение 3-5 лет она еще будет функционировать,а инженеры, которые имеют опыт этой поддержки, точно будут востребованы. В процессе им будет проще плавно переучиваться работать на российском оборудовании. Я не вижу проблем трудоустройства инженеров, потому что их всех сейчас разбирают крупные компании, чтобы гарантировать стабильность работы инфраструктуры. С их навыками они точно смогут поддерживать дальнейшее развитие инфраструктуры на основе отечественных решений.

О локализации российских офисов зарубежных компаний

Готовые рабочие места – это лучшая международная экспертиза. Это самый цивилизованный способ, когда текущим российским офисам позволяют разорвать связь с материнской компанией и продолжить дальше функционировать.

Мы всячески приветствуем этот процесс и просим крупных вендоров, которые уходят, чтобы оставались такие самостоятельные компании, уже российские. Разговариваем, предлагаем крупным компаниям такой вариант решений. То, что мы видим сейчас на рынке ИТ-консалтинга, это очень правильный вектора развития. Надеюсь, что вендоры тоже подтянутся.

Акцент в сторону потребностей бизнеса

Любые катаклизмы на рынке дают нам возможность развивать свои цифровые сервисы. Например, сейчас мы пытаемся провести законопроект, позволяющий отказаться от бумажных заказных уведомлений, включая квитанции за коммунальные услуги – перейти на электронную рассылку. Для нас принципиально важным является переход на электронный документооборот вместе с бизнесом, где вопрос сокращения издержек будет главным. И здесь мы имеем готовую инфраструктуру: у нас уже есть электронная подпись, в июне мы запускаем процесс оформления договоров купли-продажи автомобилей в электронном виде, запускаем сервис, когда человек может отправить на портал документ любому другому пользователю и подписать своей электронной подписью. Всё это будет бесплатно. Наш акцент сместился с социальных цифровых сервисов в сторону сервисов, призванных снять издержки для бизнеса.

Кроме того, мы думаем, как стимулировать спрос на коммерческие решения. Я считаю, что был правильно выбран курс на поддержку образовательных платформ: Правительство дает школам определенные бюджеты, в рамках которых они сами могут закупать электронные сервисы, контент. Действующие коммерческие площадки – это правильная практика, когда мы стимулируем спрос на отечественные ИТ-решения, а не пытаемся создать свои конкурентные государственные платформы.

Создается цифровое ID, потому что дальнейшее его внедрение во все коммерческие экосистемы даст возможность пользоваться нашими сервисами и стимулировать спрос на российские конкурентоспособные решения.

Кстати, в конце лета мы должны полностью перезапустить реестр российского ПО. В нем уже содержится достаточно большое количество продуктов, сейчас мы делаем из него классическую витрину, маркетплейс, чтобы заказчики, конечные пользователи, могли выбрать продукт, отвечающий их потребностям. До последнего момента заказчики находили продукты сами, сейчас надо упростить им доступ к этим сервисам. Текущий реестр – это просто большая таблица, где больше десяти тысяч позиций. Новый маркетплейс будет принципиально другой. Заказчик сможет указать иностранное решение, которое ему нужно заместить, и получить варианты отечественных продуктов.

О платформе Гостех

Гостех – платформа для взаимодействия граждан и юридических лиц с государством. В декабре 2020 года по итогам тендера был заключен контракт со Сбербанком, который стал оператором платформы, до 31 мая 2022 года должен был проходить эксперимент по созданию цифровой платформы. По результатам его проведения государственные информационные системы (ГИС) должны создаваться и базироваться на этом ресурсе, что позволит сократить ежегодные издержки по их содержанию. Кроме того, по заявлению вице-премьера Дмитрия Чернышенко, Гостех также должен стать открытым маркетплейсом, на котором любой разработчик сможет размещать отечественный софт. Зарубежные санкции замедлили процесс внедрения, и уже в конце марта 2022 года Минцифры сообщило о продлении эксперимента до конца 2022 года.

Гостех – одна из тех платформ, на которые есть ажиотажный спрос. Мы видим, что в условиях дефицита это PaaS, закрывающий все приоритетные потребности. До конца года у нас запланировано завершение всех пилотов, досертификация всех решений. Мы сейчас работаем с регуляторами, чтобы мы могли использовать Гостех, не делая отдельные облака по каждой конкретной ГИС, а обеспечивая совместное использование платформы разными государственными системами, с единой инфраструктурой. Сейчас проходит завершающая стадия работы с регуляторами, и как только мы ее завершим, – выйдем на промышленную мощность.

Фото в данном материале предоставлено TAdviser

Рубрики: Интеграция, ПО, Кадры, Регулирование

Ключевые слова: регулирование, Минкомсвязь